сделать стартовой добавить в избранное
написать web-master'у 47852331
поиск по сайту
   Главная     Сотрудники     Публикации     Инструменты     История     Наблюдения  
Уссурийская Астрофизическая Обсерватория - История


       После войны восстановление основательно разрушенной сети астрономических учреждений страны шло стремительно и масштабно. Поднималась из руин Пулковская обсерватория, заново создавалась Крымская...
       Но в европейской части страны находилось и строилось в общей сложности 12 пунктов астрономических наблюдений, а на обширных пространствах ее азиатской части была лишь одна. Огромная территория Сибири и Дальнего Востока вообще не имела ни одной солнечной обсерватории. Главная задача Службы Солнца - непрерывное слежение за солнечными активными процессами - требовала непрерывных наблюдений. Создание солнечных обсерваторий на протяжении дуги в 110° по долготе позволяло расширить непрерывный солнечный патруль до 16 часов в сутки В этом случае советская сеть наблюдательных станций сразу становилась лучшей в мире. Комиссия по исследованию Солнца (КИСО) в 1950-1951 году согласовала с Дальневосточным филиалом АН СССР строительство солнечной обсерватории. После двух лет изысканий выбор места пал на поселок Горнотаежное под Уссурийском.
       Постановление Совмина СССР от 30.11.1951 г. за N 22246 об организации лаборатории Службы Солнца при ДВ филиале АН СССР послужило мощным толчком к работам по созданию пункта наблюдений, который и был организован в августе 1953 года. КИСО занялась поиском человека, который мог бы, засучив рукава и плюнув на свою личную жизнь, воплотить ее замыслы в жизнь. Романтика тогда была еще не в моде. Желающих начать с нуля в глухой тайге, где основным транспортом были ноги, а деловая поездка по лесным дорогам в Уссурийск могла занять больше суток, оказалось немного. Но среди них астрономы разглядели сибиряка, молодого выпускника Томского университета, Валерия Банина, которому и была предложена эта нелегкая миссия. В 1953 году Банин прошел практику на Кисловодской горной станции Главной астрономической обсерватории и в начале ноября прибыл к месту работы.
       С пожелтевшей фотографии, переснятой давным-давно с комсомольского билета, на меня смотрит угловатый парень с упрямым лицом. Он и вправду оказался упорным и упрямым. За несколько недель приготовил предложения по организации наблюдений и 9 декабря 1953 года выступил с ними на заседании Президиума ДВФ АН СССР, который постановил: "... утвердить м.н.с. Банина В. Г. и.о. заведующего лабораторией N 1 при Президиуме. Обязать зав. отделом снабжения ... удовлетворить заявки лаборатории N 1 вне всякой очереди".
       В конце 1953 года организация "номер 1" расположилась на вершине крутой сопки у села Горнотаежное в деревянном домике, который стоит до сих пор. Половину дома занимал сторож с семьей - весь обслуживающий персонал нового учреждения. Вторая половина была отдана науке: одна ее часть, с наглухо заделанным окном и отгороженная фанерой, являла собой фотокомнату, другая - с печкой - служила кабинетом единственному специалисту лаборатории. Рядом с домом, на плоской вершине сопки, им был возведен фанерный павильон, где располагался инструментарий лаборатории - маленький и капризный фотогелиограф ФГ-1.
       К весне Валерий набил руку на съемках Солнца, проявлении и закреплении фотопластинок, и, наконец, получив очередную фотогелиограмму, взял общую тетрадь и на ее первой странице вывел крупными буквами: "Журнал №1. Числа Вольфа, S пятен и факелов. Начат 14.3.54". С этого дня в астрономические учреждения страны стали регулярно поступать сводки наблюдений фотосферы Солнца из Уссурийской станции Службы Солнца.
       До 1957 года Валерий Банин наблюдал в одиночку. И еще: заготовка дров, доставка на гору воды, нелегкие поездки в далекий Владивосток за химикатами и оборудованием . И ежедневная, без выходных и каких бы то ни было норм времени работа, работа и работа. К этому времени станция, благодаря удачному географическому положению, хорошему астроклимату и высокому качеству получаемых данных, прочно вошла в сеть астрономических учреждений. И когда в стране началась подготовка к крупнейшей программе геофизических и космофизических наблюдений и исследований в Международный геофизический год (МГГ), было принято решение о развитии наблюдений и на Дальнем Востоке. Выделили финансирование, лимиты, ставки. 1957 год по праву можно назвать годом становления обсерватории.
       Появились инженер и лаборант. Весной бремя патрульных наблюдений взяла на себя выпускница Томского университета Лариса Распопова (Самойлова), и Валерий, теперь уже Гаврилович, смог заняться строительством лабораторного корпуса. Одновременно велся монтаж радиотелескопа на базе переданного станции ФИАНом американского военного радиолокатора SR - 627, попавшего в страну в годы войны по лендлизу. Инструмент за солидные размеры и характерные звуки при работе был прозван "динозавром" и исправно прослужил науке почти три десятилетия. На "боевом посту" в 1987 году его сменил инструмент, который вел полет знаменитого "Бурана".
       Осенью Дальневосточный военный округ подарил астрономам станцию кругового обзора и два движка с 24-вольтовыми генераторами постоянного тока, которые стали основной энергетической базой наблюдений вплоть до 1958 года, когда на сопку собственными силами была протянута линия электропередачи. Красное стекло в прорези окна фотокомнаты заменил прогрессивный электрический фонарь. Заработала кое-какая измерительная аппаратура, и появилась возможность не только получать снимки Солнца, но и вести их обработку, и, как следствие, выполнять научную работу.
       В сентябре на лаборантскую должность пришел Николай Иванович Осипенко, участник всех строительных и монтажных работ, проведенных за время существования станции, - человек, через золотые руки которого прошли все ныне работающие телескопы обсерватории.
       В эту же осень был построен павильон телескопа АФР-2, смонтирован и отъюстирован сам инструмент, а с 1 февраля 1958 года, помимо фотосферных наблюдений, начался регулярный патруль солнечной хромосферы. Материал, полученный на этом инструменте, лег в основу первой выполненной на станции научной работы: в журнале "Солнечные данные" №7 за 1959 год была опубликована статья В.Г.Банина "Вспышка на лимбе 10 апреля 1958 г."
       В марте 1958 года в лабораторию пришел демобилизовавшийся из рядов Советской Армии в чине капитана Владимир Федорович Чистяков, который, после отъезда В.Г.Банина в аспирантуру в Крым в 1961 году, до 1987 года бессменно возглавлял станцию. Вместе с ним начала работу на станции и К. Г. Чистякова, в течение 25 лет являвшаяся незаменимой помощницей мужу во всей его деятельности.
       Эти годы лет были периодом бурного роста станции. Люди работали без выходных, не брезговали никакой работой, зато почти каждый год был ознаменован каким-либо крупным событием:
       В 1958 году введен в эксплуатацию лабораторный корпус площадью 60 кв. метров.
       В 1959 имевшему строительную "жилку" Банину удалось построить мост через речку Супутинку, сократив почти на 10 километров путь в Уссурийск.
       В 1960 - начаты регулярные наблюдения на радиотелескопе, а в 1961 - смонтирован горизонтальный солнечный телескоп АЦУ - 23, на котором год спустя были начаты наблюдения спектров солнечных пятен и вспышек.
       На начало 1964 года штат обсерватории насчитывал 3 научных и 8 научно-технических работника.
       В апреле 1964 года в состав Службы Солнца вошла станция магнитного поля Земли "Владивосток". В Горнотаежное пришла она не с голыми руками. Под нее выделили огромную по тем временам сумму в 0.5 миллиона рублей для строительства восьмиквартирного дома, двух павильонов, гаража, бани, электростанции и восьми- километрового участка грунтовой дороги
       В 1965 году после трех лет напряженных труда начал работу крупный инструмент - горизонтальный солнечный телескоп АЦУ - 5, позволивший сотрудникам станции выполнить большое количество исследований по физике солнечных пятен. К этому времени сотрудники Уссурийской станции Службы Солнца становятся постоянными авторами центральных астрономических журналов, участниками международных и всесоюзных совещаний и конференций.
       Следующий период бурного роста станции начался в 1971 году, после приезда в Горнотаежное Президента АН СССР М.В.Келдыша. Оценив перспективы астрономических наблюдений, он выделил 860 тыс. рублей для строительства научных и бытовых объектов, приобретения аппаратуры. Этой возможностью уссурийские астрономы воспользовались в полной мере.
       Благодаря самоотверженному труду Микаэла Людвиговича Гайлиса, большого любителя астрономии, умнейшего человека и способного организатора, взявшего на себя большую часть хлопот, связанных со строительством, стали преображаться как сама станция, так поселок Горнотаежное.
       Были построены двухэтажный лабораторный корпус, павильон второго радиотелескопа, водопровод, дорога, по которой на гору могли подняться не только трактор и вездесущий Газ-69, но и обычная "легковушка". В 1972 году заработала первая ЭВМ. В поселке выросли современные жилые дома.
       Шло строительство павильонов двойного астрографа и коронографа. Сотрудники станции активно вели научные исследования в области солнечной активности, физики солнечных хромосферы и фотосферы, регулярно стали появляться сборники научных статей. Стало ясно, что станции тесно в коротких штанишках лаборатории. С 1 июля 1981 года она входит в состав, а с 1 января 1982 года становится отделом астрофизических исследований при Северо-Восточном КНИИ, с дальнейшей перспективой влиться в создающийся Институт космофизических исследований.
       Начался новый, и не самый светлый период в жизни астрономов. Руководство СВКНИИ, в целом благожелательно относясь к отделу, справедливо считало его в своем составе явлением временным и посему предоставило ему возможность встречаться с реалиями дня самому. Это привело к появлению на месте большинства служб жизнеобеспечения, характерных для самостоятельного учреждения. А поскольку орга- низация указанного института затянулась, то соответствующие отделы института, стараясь, по долгу службы, контролировать действия хозяйственных органов отдела, стали тормозом развития станции, а трехтысячекилометровое расстояние между ними отнюдь не способствовало оперативному разрешению спорных вопросов. Спасало положение лишь то, что директор института, академик Н.А.Шило, являясь любителем астрономии, не забывал посещать свою вотчину в поселке.
       В 1986 году сотрудниками отдела был поставлен вопрос об организации на его базе Уссурийской астрофизической обсерватории. Предложение было разумным, и за него высказались Астрономический совет АН СССР, Совет "Солнце-Земля" АН СССР. Было принято соответствующее решение Президиума ДВО. Однако ранее принятое постановление Совмина об "организации Института космофизических исследований..." перевесило мнение ученых.
       Отдел с его достаточно четко организованными хозяйственными придатками угодил в организационную суету и неразбериху нового института, находящегося от него еще дальше, чем СВКНИИ. Документы, адресованные во Владивосток, теперь преодолевали уже не 120, а семь тысяч километров: Дать институт ничего не мог, так как ничего еще не имел сам. Взять же при обычной для дальневосточных учреждений текучке кадров кое-что можно было...
       За период 1987-1991 годов число лабораторий сократилось с 4 до 2, в полтора раза уменьшилось число работающих в отделе научных сотрудников: И если бы не прямая поддержка отдела Президиумом ДВО, и прежде всего главным ученым секретарем Виктором Анатольевичем Акуличевым, вряд ли мне удалось бы написать статью к юбилею.
       К чести руководства отдела, оно не опустило руки и снова поставило вопрос об организации обсерватории.
       С 1992 года, наконец, образована самостоятельная организация - Уссурийская астрофизическая обсерватория ДВО РАН. Обсерватория начала потихонечку выходить из состояния "грогги". А за последние годы наметился небольшой, но устойчивый ее рост.
       В настоящее время в обсерватории работают 5 кандидатов наук, четырнадцать научных сотрудников. Имеется четыре аспиранта. За время существования обсерватории выпущено двенадцать тематических сборников, опубликовано более 700 научных статей, завязаны тесные контакты со всеми российскими и многими зарубежными астрономическими обсерваториями. С 1997 года начало выходить свое периодическое издание - "Труды Уссурийской астрофизической обсерватории". Готовится уже его восьмой выпуск.
       Сейчас в обсерватории хороший парк современной вычислительной техники. Активно внедряется цифровая регистрация астрономических изображений. В 2002 году удалось запустить выделенный радиоканал до Уссурийска, поставив своеобразный рекорд дальности - 22 километра и в поселок пришел ИНТЕРНЕТ.
       Астрономический Совет при РАН в 2000 году принял решение о единственной в стране на ближайшие 10 лет новой установке телескопа: ГАИШ МГУ планирует поставить в Горнотаежке метровый звездный автоматизированный телескоп, завершив этим создание сети непрерывного мониторинга объектов ночного неба.
       Обсерватория дала путевку в жизнь многим видным ученым, работавшим и работаю-щим сейчас в научных организациях Москвы, Киева, Иркутска. Доктор наук В.Г.Банин долго работал ведущим научным сотрудником Института солнечно-земной физики СО РАН. Под его руководством на берегу Байкала был построен крупнейший в Евразии Башенный вакуумный солнечный телескоп. Доктор наук, автор более 200 научных статей, главный научный сотрудник УАФО В.Ф.Чистяков проработал в обсерватории 43 года. Зам. директора по общим вопросам Н.И.Осипенко - почти сорок. А теперь уже других людей "на сопке" зовут ветеранами. 37 лет работает в обсерватории с.н.с. В.Д.Дьяконова, 36 - к.ф.-м.н. Л.Ф. Лазарева. Более 30 лет работают Н.А.Агурьянова, А.В.Баранов, М.С.Ефремкин, Г.Г.Климова, Г.И.Корниенко, А.П.Крамынин, М.И.Фисенко. Список этот растет.
       За 50 лет своей жизни единственная на весь Дальний Восток, вплоть до Байкала, обсерватория пережила и падения и взлеты, выстояла и развилась. И я надеюсь, что у нее есть перспективы.


Александр Баранов



© УАФО ДВО РАН 2013
Сейчас на сайте 4 пользователей
Хостинг предоставлен utl.ru

счетчик установлен 18.09.2007
установлен 18-09-2007